Новости

Почему диалог Путина с Байденом вызывает опасения в Китае


25 мая в Россию прилетел высокопоставленный китайский политик Ян Цзечи — член Политбюро ЦК Компартии Китая, глава Канцелярии Комиссии ЦК КПК по иностранным делам (это высшая дипломатическая должность Поднебесной — даже выше, чем глава МИД).

Прибыл он в Москву не просто так, а с рабочим визитом — на 16-й раунд российско-китайских консультаций по вопросам стратегической безопасности. И передал послание Си Цзиньпина о приверженности КНР укреплению двусторонних связей и готовности «совместными усилиями защищать национальную, региональную и глобальную безопасность».

Лично с Владимиром Путиным Цзечи не встретился, хотя, наверное, очень хотел. Вместо этого российский лидер созвонился с высокопоставленным гостем по телефону. А на консультациях присутствовал секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев.

Казалось бы, ничего необычного — стороны, как и положено, обсудили российско-китайские отношения, обменялись мнениями по ситуации на Ближнем Востоке, в Афганистане и в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Однако эксперты отметили, что визит китайского дипломата в Москву состоялся незадолго до исторической встречи Владимира Путина с американским президентом Джо Байденом.

Первый за несколько лет российско-американский саммит наивысшего уровня прошел 16 июня на вилле у швейцарского озера Леман. И если при Дональде Трампе, от которого в самом начале многие ожидали пророссийских шагов, отношения между Москвой и Вашингтоном стали только хуже, то переговоры с Байденом в экспертном сообществе расценили, как вселяющие надежду на оттепель. Ну или как минимум на временную приостановку конфликта.

Китайцев это крайне взволновало, что и послужило причиной всплеска дипломатической активности.

Важность встречи

Президенты России и США договорились вернуть послов друг друга (российский посол Анатолий Антонов отбыл в Москву «для консультаций» в марте, а его американский коллега Джон Салливан отправился на родину в апреле), а также продолжить переговоры по контролю над вооружениями и кибербезопасности.

Владимир Путин сказал, что во время обсуждения не было враждебности и назвал встречу с американским коллегой «конкретной» и «предметной». И это несмотря на то, что за несколько месяцев до встречи на вопрос журналиста, считает ли Байден Путина убийцей, американский лидер ответил утвердительно.

«Все мы знаем эти заявления, после этого президент Байден мне позвонил, мы объяснились, эти объяснения меня устроили. Он предложил встретиться. Я лишний раз убедился, что президент Байден — человек очень опытный. Мы с ним с глазу на глаз говорили почти два часа. Его предшественник от такого же вопроса уклонился, действующий президент решил ответить таким образом», — сгладил острый угол Владимир Путин.

Такого в Китае не ожидали

Ну или, по крайней мере, очень опасались, что переговоры Путина и Байдена будут столь длительными и пройдут так гладко.

Показательной в этом смысле вышла статья в The Global Times («Хуаньцю шибао» — китайская ежедневная газета, специализирующаяся на освещении международных событий) под заголовком «Путин и Байден пожимают друг другу руки на фоне предвкушения, но невысоких ожиданий».

Автор материала утверждает, что Байдену эта встреча была нужнее, чем Путину. И вообще, российский президент куда увереннее смотрелся — даже с точки зрения общения со СМИ.

«Это ненормальная политическая атмосфера, которая показывает, что отношения между двумя странами не могут быть здоровыми со стратегической точки зрения», — говорит младший научный сотрудник Института России, Восточной Европы и Центральной Азии Китайской академии общественных наук (КАОН) Ян Цзинь.

Журналисты предположили, какими могут быть следующие шаги американского лидера.

«Ожидается, что Китай займет важное место в повестке дня. Теперь, когда Байден, наконец, встретился почти со всеми лидерами ведущих мировых держав, за исключением президента Китая Си Цзиньпина, вероятно, он может подготовиться к последней и самой значительной встрече (с китайским коллегой). Однако в ближайшие месяцы нет повода или необходимости для саммита между Китаем и США. Китай не считает этот саммит срочным, поскольку у Пекина есть гораздо более важные дела, которые нужно решить», — говорится в статье.

Другими словами, китайцы восприняли встречу Путина и Байдена, как попытку последнего вбить клин в российско-китайские отношения. Об этом автор статьи говорит прямо:

«Теперь, когда Байдену нужно ослабить напряженность (в отношениях с Россией) и сделать все возможное, чтобы испортить отношения между Китаем и Россией, ему нужно проявлять больше уважения к Путину».

И здесь снова задевается американское самолюбие. Из этого приема — возвысить одну сторону и принизить другую — состоит практически весь материал:

«Однако проявление уважения к Путину грозит Байдену проблемами, потому что американские СМИ будут критиковать Байдена за то, что он выглядит слишком слабым и мягким».

Пекин затеял опасную игру

Пожалуй, самый симптоматичный отрывок из статьи в китайской газете, посвященной встрече Путина и Байдена, следующий:

«США хотели бы использовать Россию, чтобы сдержать Китай, но Москву не так просто обмануть, поскольку Китай и Россия тесно сотрудничают в целом ряде областей, включая торговлю, космос и технологии.

Всегда есть ожидания, что саммит лидеров России и США в какой-то мере восстановит двусторонние отношения, но 30-летняя история показывает, что этот метод не работает — встреча может лишь на время смягчить противостояние».

С последним утверждением сложно спорить. Однако оно в данном случае интересно не столько с точки зрения своей справедливости, сколько тем, что за ним скрывается — безумная тревога Пекина и намерение любыми способами предотвратить развитие российско-американского диалога.

Таким образом, союз России и Поднебесной остается предметом спекуляций. Ведь если копнуть глубже, оказывается, что к Пекину у Москвы не меньше вопросов, чем к Вашингтону. Взять хотя бы Центральную Азию, где Китай продолжает усиливать свое влияние. Ранее ошибочно считалось, что КНР в этом регионе заботит только экономика, а военный аспект полностью лежит на России.

Теперь появляются сообщения о том, что Китай тайно построил военный форпост с двумя десятками зданий и смотровых башен в Таджикистане. Информации об этом немного, но, по некоторым данным, китайские военные присутствуют там уже несколько лет.

Разумеется, Пекин интересует не Таджикистан, а соседний Афганистан и афгано-таджикская граница.

Так, практически полностью незамеченной осталась прошлогодняя новость об аресте сотрудниками Главного управления нацбезопасности Афганистана (аналог российской ФСБ) 10 граждан Китая в Кабуле. Их обвинили в создании и контроле над террористической ячейкой. Как минимум двое китайцев были связаны с «Сетью Хаккани» — радикальной исламистской группировкой, действующей в Афганистане и Пакистане, на счету которой множество кровавых терактов и дерзких похищений.

Как выяснилось позже, это были сотрудники китайских спецслужб, пытавшиеся создать на территории Афганистана фейковую террористическую организацию, чтобы заманить в нее уйгуров из «Исламского движения Восточного Туркестана» (Исламская партия Туркестана, запрещена в РФ).

В итоге шпионский скандал, который должен был прогреметь на весь мир, растворился в воздухе, оставив небольшой след лишь на страницах индийских газет.

Через 23 дня шпионов, пойманных в Кабуле, тихо отправили домой на самолете, предоставленном правительством Китая. Им так и не было предъявлено официальных обвинений.

Данные факты свидетельствуют о том, что влияние Пекина в регионе существенно возросло, а амбиции китайских спецслужб вышли на принципиально новый уровень. Однако то, что все это проделывается Китаем тайком, свидетельствует о том, что в его отношениях с Россией нет того доверия, о котором прилетел рассказывать господин Ян Цзечи. И именно поэтому Китай с такой тревогой воспринял переговоры президентов России и США.

Итого

Малек Дудаков, американист:

«Любое, пусть даже самое мягкое потепление отношений между Москвой и Вашингтоном будет с очевидным неудовольствием воспринято в Пекине. Ведь сейчас Поднебесная столкнулась с давлением по всем фронтам. Страны Юго-Восточной Азии при поддержке США пытаются соорудить новый «бамбуковый пояс» вокруг Китая. Евробюрократы отказываются от торговых соглашений с КНР. А в противовес китайской инфраструктурной программе «Один пояс — один путь» Америка запустила свою альтернативу — «Build Back Better for the World».

Китайские власти чувствуют, что их очень быстро могут лишить основных торговых партнеров и политических союзников. Поэтому им приходится постоянно следить за изменением настроений в столицах всех стран, с которыми они имеют близкие отношения. Россия здесь — не исключение.

Потеря такого крупного союзника может стать катастрофической для Китая в условиях нынешнего экзистенциального конфликта Поднебесной с США. Ведь Россия — это не только рынки сбыта, но и большая армия, длинная сухопутная граница, важный экспортер топлива в Китай. Например, в случае объявления торгового эмбарго со стороны США и перекрытия Малаккского пролива, через который Китай получает углеводороды с Ближнего Востока, он сможет надеяться лишь на Россию, как на единственный источник нефти и газа для своей экономики.

Китай отчаянно пытается не оказаться в условиях международной изоляции. Он рассматривает всю международную политику как игру с нулевой суммой, где дипломатия США достигает успеха, Китай автоматически проигрывает. Даже если его это, как в вопросе отношений Москвы и Вашингтона, напрямую не касается».

Источник: zelv.ru