Знаменитости

Какие скелеты в шкафу хранила принцесса Диана

Принцесса Диана во многом опередила свое время. Еще при жизни, в 1980-х, она стала символом века грядущего, начав привлекать внимание общества к проблемам, громко говорить о которых человечество начало позже, уже после ее кончины. Западное общество перерождалось, бунтовало, как старую кожу, срывало с себя старые устои. Великобританию в то время штормило особенно, что неудивительно: ведь именно там, где традиции оберегаются с особым усердием и пиететом, молодежь бастует активнее всего.

Это интересно!

Рядом со степенными леди и джентльменами, прогуливающимися по улицам Лондона, гоняли бритоголовые скейтеры, а панки распугивали детвору. На столах британцев, всегда гордившихся своей домашней кулинарией, появлялись бургеры, а молодежь все меньше горела желанием поступать в Кембридж и становиться адвокатами, дипломатами или историками… Ведь это так скучно! Гораздо интереснее было танцевать до упаду под кутилу Элтона Джона, который намеренно поселился рядом резиденцией королевы Елизаветы II и принца Филиппа. По ночам музыкант разъезжал по округе на своем красно-желтом спортивном автомобиле, прерывая сон добропорядочных соседей.

Хотели того Виндзоры или нет, но современность брала свое. Елизавета II видела войны, социальные и экономические кризисы, противостояния государств, а теперь ей и ее семье пришлось принимать удар менявшегося прямо на глазах мира.

И принцесса Диана, по мнению королевских исследователей, стала одним из самых главных «испытаний», встряхнувших британскую монархию и общество в целом.




Диана никогда не была ангелом, вопреки сложившемуся после ее смерти мнению, и, в общем-то, не сильно отличалась от своих «обычных» сверстниц. Ей не давались точные науки, она не любила читать классику и не собиралась прикладывать усилия ради «приличного образования», полагающегося всякому аристократу. Мэри Робертсон, у которой Диана работала няней незадолго до помолвки с Чарльзом, посоветовала девушке «начать читать хотя бы The Times или The Daily Telegraph», чтобы поддерживать разговоры. Но Диана отмахнулась: куда больше ей нравилось перелистывать «женские романы», например, «Невесту короля» Барбары Картленд. 

Образование у нее и правда хромало. Не успев поступить в привилегированную частную среднюю школу для девочек в Уэст-Хилле, Диана была отчислена из-за плохой успеваемости. 

Кембридж, Оксфорд, академический колпак, летящий вверх… God Save the Queen! Когда молодежь выходила на улицы с призывами бойкотировать систему высшего образования, Диана улыбалась: ей всегда был близок бунтарский дух. 

Впрочем, быть «девочкой» ей тоже удавалось. Когда принц Чарльз впервые встретился с Дианой (ей было 16), то сразу обратил внимание на ее улыбку и незабываемый взгляд с хитрецой. Правда, чарам девушки Чарльз поддался не сразу: он уже встречался с Сарой Спенсер, старшей сестрой леди Ди, и был настроен весьма решительно (не забывал он, правда, и о Камилле Паркер Боулз). Через пару лет от решительности не осталось и следа: по какой-то причине Сара согласилась дать интервью журналистам и раскрыла пару секретов Виндзоров. Чарльз был изумлен, возмущен, но расстроился не слишком сильно — он уже почувствовал притяжение к Диане, а потому быстро завершил роман со старшей Спенсер и переключился на младшую. Будущая «королева сердец» была официально представлена семье своего кавалера всего за несколько месяцев до помолвки. Вердикт Елизаветы II был неутешительный: «Диана не готова к жизни во дворце». 

Она и правда была не готова. Когда Чарльз по настоянию отца сделал Диане предложение, та согласилась. Жить во дворце, быть красивой принцессой, ужинать при свечах!.. Все, как в любимом романе «Невеста короля». Диана старалась не замечать, что ее жених не слишком воодушевлен предстоящей свадьбой и продолжает проводить время с Камиллой Паркер Боулз, с которой поддерживал связь на протяжении девяти лет. Реальность догнала леди Ди очень скоро: уже во время медового месяца она начала «резать себе вены». О попытках самоубийства, булимии, тревожности и депрессии она расскажет Эндрю Мортону, написавшему скандальную биографию «Диана. Ее подлинная история».

Несладкая жизнь


«Ну и, конечно, провоцировало перепады настроения: только что ты была счастлива и вот уже угрюмо прячешь глаза. Помню, я проплакала весь медовый месяц. Все было неправильно, и я так устала от этого». 

С августа по октябрь Чарльз и Диана гостили в Балморале: он устраивал многочасовые пешие прогулки, читал вслух философов и по-своему радовался счастливой семейной жизни, она — «вышивала гобелены», отказывалась от еды и практически не спала. «Я была настолько подавлена в те дни, что даже пыталась порезать запястья лезвием. И все время шел и шел дождь. Я все худела и худела. Люди шептали: ”У вас выпирают кости”. К октябрю я была в очень плохом состоянии», — вспомнит то время принцесса Диана. 



Впервые они встретились еще до того, как Диана вышла замуж. Тогда им так и не удалось сблизиться, но очарованный Джеймс «все время наблюдал» за утонченной девушкой. После свадьбы Диана задалась целью выучиться верховой езде, что полагалось ей по статусу. Ее инструктором стал Хьюитт — широкоплечий, улыбчивый и всего на три года старше. Позже он выпустит книгу «Принцесса в любви», в которой поведает о своих отношениях с леди Ди. «Между мной и Дианой все произошло быстро и взаимно», — расскажет мужчина. А Пол Баррел, соавтор книги, добавил, что принцесса Уэльская предпочитала не пользоваться средствами контрацепции.

Это заявление мгновенно наделало шуму не только в прессе и обществе, но и в королевском дворе. Поползли слухи, что отцом рыжеволосого принца Гарри на самом деле является именно Хьюитт. Многие настаивали, чтобы Виндзоры провели анализ ДНК, но Елизавета II не могла пойти на подобное унижение. Ей вполне хватало выходок взбалмошной невестки, которая ежедневно украшала первые полосы британских газет.


Диана же впервые с наслаждением прочла утренний выпуск The Mirror. Еще бы! Наконец-то журналисты стали писать о чем-то интересном. И она — как взрослая, как героиня, стала «лицом» издания. Она интересна сама по себе, без привязки к мужу и двору. Друзья леди Ди, которые с ее разрешения спустя годы дали интервью для биографической книги «Диана. Ее подлинная история», в один голос заявили, что слава и популярность по-своему заменили принцессе Уэльской любовь мужа. 

Звезда танцпола

В следующий раз леди Ди станцевала уже в Белом доме. Чета Рейганов устроила прием в честь принца и принцессы Уэльских, на который пригласила весь свет американских селебрити. Диана оделась более сдержанно, чем в Ковент-Гардене, но по-прежнему эффектно. Ослепительное черное платье, жемчужное ожерелье и обнаженные руки. На лаковом паркете принцесса смотрелась просто изумительно. 

Ее партнером на этот раз стал Джон Траволта. Под зажигательные мелодии рок-н-ролла актер и принцесса отплясывали так, что даже в отдаленных углах зала смолкли все разговоры. 

Этот импровизированный номер получился столь страстным и отточенным, словно Ди и Джон репетировали его несколько месяцев. Пресса тотчас заговорила о раскованной и «распутной» принцессе, которая провела вечер не рядом со своим чопорным мужем, а с разгоряченным секс-символом Америки. Самые смелые журналисты и вовсе намекнули на тайную страсть, вспыхнувшую между Траволтой и леди Ди. Но это, разумеется, оказалось лишь домыслом.

Впрочем, селебрити действительно бились за внимание Дианы. Элтон Джон в своих мемуарах вспомнил, как на одной из его шумных вечеринок едва не произошла потасовка. Когда среди гостей появилась леди Ди, к ней тут же поспешили сразу два «кавалера»: Ричард Гир и Сильвестр Сталлоне. На тот момент они оба были одиноки и не желали упускать случая свести знакомство со столь эффектной дамой. Столкнувшись, они чуть не вцепились друг в друга: оба актера намеревались очаровать Диану и стать ее спутником на этот вечер.

Диане льстило подобное внимание. По крайней мере, в этом убеждены многие исследователи, вдоль и поперек изучившие жизнь покойной «королевы сердец».

Сбросить маску

24 ноября 1995-го Диана на весь мир призналась, что все 15 лет ее брака были наполнены страданиями. Она появилась в студии BBC и за час программы «Панорама» рассказала и о булимии, и о депрессии, и о недовольстве своей внешностью, и о попытках самоубийства, а также изменах Чарльза, которые подтолкнули ее искать счастье на стороне. Не забыла она и о «врагах» — Виндзорах, которые, по мнению леди Ди, стремятся очернить ее имя и вызвать сочувствие Чарльзу.

Это стало последней каплей. Елизавета II, терпевшая выходки невестки на протяжении 15 лет, пригласила ее в свой кабинет. Вскоре после этого Диана подписала все бракоразводные бумаги.  

Вопреки сложившемуся мнению, таблоиды не так уж часто сочувствовали принцессе Уэльской. Молодая, яркая, очаровательная… Но в то же время эксцентричная, эпатажная, а порой и вовсе неадекватная Диана вызывала у общества крайне противоречивые чувства. Факт: накануне свадьбы Диана хотела сбежать. Факт: она обожала быть в центре внимания и, по признанию ее друзей, была одержима славой. Факт: она оставалась искренней и чутко откликалась на беды нуждающихся. Факт: Диана, как и предрекала Елизавета II, не была готова к дворцовой жизни — и эти устои, традиции и правила едва не задушили ее в буквальном смысле слова. И тогда, как отмечают исследователи, она стала отвоевывать себе свою личную свободу — так, как умела. 




Феномен леди Ди до сих пор не могут разгадать самые опытные исследователи. Кем она была: ангелом милосердия, подающим руку сиротам в Южной Африке, жертвой «дворцового террора» или капризной принцессой, по-детски требовавшей внимания «взрослых»? Друзья говорят одно, любовники другое, анонимные инсайдеры — третье. Теории, теории, теории… Одно остается точным: Диана Спенсер с ее непростым характером и своеволием стала ярчайшим символом переходного и очень непростого времени. 

Фото: Getty Images, Shutterstock/Fotodom.ru

Источник: www.woman.ru