Знаменитости

МакSим: «Меня шарахнул этот самый материнский инстинкт»

Популярная певица рассказала в эксклюзивном интервью WomanHit.ru о своих планах, почему никогда не работала с продюсерами, замечательных дочках и своем видении происходящего в мире

Еще совсем недавно МакSим говорила, что спела все, что хотела. Но, к счастью, сегодня она снова выступает перед поклонниками, записывает песни и снимает видеоклипы. Недавно артистка выпустила новый сингл и видео-работу «Спасибо», которая пришлась слушателям по душе. «Возможно, то высказывание — следствие переживаний, которые наступили после автомобильной аварии, возможно, есть еще какие-то причины. Чем она занимается сегодня? Почему какое-то время боялась написать яркий хит? Много ли времени посвящает дочкам? Об этом — в беседе обозревателя WomanHit.ru с певицей.

– Каково быть певицей в нашей стране?

– Я могу судить только по себе. Никогда не считала себя частью шоу-бизнеса, меня редко можно увидеть на светских мероприятиях, сейчас нечасто участвую в съёмках и очень выборочно даю интервью. Популярность для меня стала полной неожиданностью, я ушла с головой в гастроли, и в какой-то момент, когда многотысячная толпа подпевала ‘Знаешь ли ты» вместе со мной, пришло осознание. Но в целом, это весело.

– И в чем заключается веселье?

– Здесь главное не ударяться серьезно в этот шоу-бизнес. Ведь он нестабильный. Нет четких понятий, установок. Лучше двигаться по своей траектории, помнить, какой ты был в детстве и не отступать от своих правил и намерений.

МакSимФото: материалы пресс-служб

– Тогда такой вопрос: что нужно молодой пробующей себя певице в первую очередь — допустим, если у нее нет постоянного финансирования, своего мецената?

– Главное — не думать о том, что сейчас она запоет и тут же заработает кучу денег (смеется). Ведь это очень чувствуется. Музыка — это такая тонкая вещь, которую ты передаешь на каком-то нематериальном уровне. Слушателя не обманешь.

– Как было у вас?

– У меня так все и было. Я писала, да и сейчас продолжаю писать о том, что сама чувствую в первую очередь. И даже если это не принесет каких-то доходов, мне становится лучше от того, что я выдала то, о чем хотела сказать.

МакSимФото: материалы пресс-служб

– Что вы думаете о высказывании, что путь к вершинам хит-парадов лежит исключительно через постель продюсера?

– Не знаю, может быть в этом и есть доля истины для некоторых, но я, с этим не сталкивалась (смеется). Не только потому, что всегда все старалась делать сама, но и я никогда не являлась сексуальным предметом всеобщего обожания и идеалом женской красоты. У меня же нет никаких сумасшедших форм (смеется). Это как минимум. Поэтому я этим и не пользовалась никогда. И предложений ко мне таких не было.

– А какой он, настоящий продюсер, на ваш взгляд?

– В нашей стране все прежде всего строится на отношениях. Если бы у меня был продюсер, мне было бы его очень жалко (смеётся). Поэтому я и не работала никогда с ними. И не потому, что они плохие, а потому что им со мною было бы очень сложно. Я четко знаю свою позицию. И чужим умом я не смогла бы жить.

МакSимФото: материалы пресс-служб

Совы и жаворонки

– Как проходит ваш обычный день?

– Раньше по-разному, смотря в какой части страны или мира я находилась. Все зависело от часовых поясов. Но сейчас у меня все стабилизировалось. С утра я просыпаюсь от того, что дети начинают на мне прыгать, затем обязательно спорт, которому я посвящаю два-три часа в день. Я очень поздно ложусь спать, поскольку сова. В гостиной у меня стоит такой аналоговый инструмент фортепиано, а в спальне клавиши, с помощью которых я пишу мелодии ночью в наушниках. У меня там огромное окно, я смотрю на ночную Москву. И мне это очень нравится.

– Отношение к поклонникам?

– Мне повезло. Каждый раз, когда я общаюсь с кем-то из них напрямую, я удивляюсь, насколько все мои слушатели люди интересные, часто творческие и очень воспитанные. Бывает и с дредами подходят, и в майках, на которых написано Metallica. Они любители абсолютно разных направлений, но все они говорят мне приятные вещи.

МакSимФото: материалы пресс-служб

– Часто читаете небылицы о себе?

– А я их вообще не читаю. Я очень далека от этого. Вообще все сложно складывается с соцсетями. У меня даже не возникает мысли сфотографировать и выложить красивые виды, еду на тарелке. Нет у меня такого. В Инстаграм я выкладываю нечасто и только то, чем действительно хотелось бы поделиться. А в комментариях у меня очень воспитанные подписчики без негатива и необоснованной критики.

– Как вообще реагируете на негатив?

– Мне говорили, что где-то год назад было достаточно много негатива обо мне в Интернете. Я раньше была очень закрытым человеком, сейчас с этим успешно борюсь. Но тогда даже не хотела делиться тем, что происходит в моей жизни, и конечно же это породило множество версий. Я ещё выглядела по-другому, была тогда такой большой женщиной, человек-сфера (смеётся), такая еще неоправившаяся от аварии. Были проблемы со здоровьем. Но сегодня меня те фотографии очень веселят.

– Позитивом по негативу?

– Ну, конечно, чего уж там! Мы же знаем многих артисток, которые как линейку проглотили в молодости, и ничего новенького, и уже смотреть на них одинаковых надоело. А тут МакSим такая, а тут вот такая (смеется).

– Вы, как я понял, не являетесь активным пользователем соцсетей…

-…Абсолютно. Я понимаю, что это актуально в наше время, но у меня другие приоритеты. Хватает только на несколько публикаций в неделю в Инстаграм.

– С хамами сталкиваетесь?

– У меня все в порядке с чувством юмора. Я же понимаю, что все воспитывались в разных условиях. И я общаюсь с людьми с разным уровнем образования. И у всех в душе что-то есть. В любом случае можно откопать. Главное, не относиться к себе чересчур серьезно. А чувство юмора всегда спасает.

МакSимФото: материалы пресс-служб

Про спорт

– Вы сказали, что пару-тройку часов в день уделяете спорту. Чем интересуетесь, занимаетесь?

– Не очень я люблю фитнесс-залы. Мне скучно. Мне нужен соперник. Нужен адреналин. И я верю, что когда этот выплеск адреналина происходит, то тело говорит мне «спасибо». И твое душевное состояние становится более стабильным. Поэтому я люблю бокс, теннис, занимаюсь конкуром, правда, периодически падаю с лошади (смеется).

– А как питаетесь? Дадите совет?

– Здесь не ко мне (смеется). Я сейчас такому научу. Я ем ночью. И когда мне вечером говорят, что сейчас шесть, нужно поужинать и больше не есть, я думаю о том, что у меня вся ночь еще впереди (смеется).

Про пандемию

– Что думаете о прошедшем годе?

– Для меня он стал уникальным. Для меня это было ново, как и для всех. Но я из тех людей, которых сама же сравниваю с семьей, ушедшей до начала ВОВ жить далеко в горы, где никого не было. Они построили там свое хозяйство и жили-не тужили. И только когда вернулись, то узнали, что случилась война. Так и я. Я с пандемией не столкнулась вообще. Я была закрыта от этого мира, и так вышло, что всех закрыли одновременно со мной.

– Вы с пользой для себя использовали вынужденное заточение? Творческие идеи прокручивали?

– Первое время нет. Мне казалось, что я написала все, что хотела. Высказала все, что могла. Не подходила к клавишам, не разбирала гастрольную сумку. Больше ничего не желала. Была боязнь появления хита, как это дико или высокопарно не звучит. Я же снова могу сесть на сумки и поехать на гастроли (смеется).

– А вы больше не собираетесь гастролировать?

– Для того, чтобы зарабатывать деньги, я этим заниматься не хочу. Если и поеду, то уже не в том формате, который был. А это по 25—28 концертов в месяц. Я хочу, но это не должно превращаться в конвейер. Артист должен каждый раз иметь столько сил, чтобы выдать все, что у него есть. Он не должен выходить изможденным на сцену. Он должен гореть.

Дела семейные

– Вы поддерживаете отношения со своими бывшими?

– Их не так много, к сожалению (смеется). Но я стараюсь. Даже если мы не видимся часто, я где-то рядом.

– Не запрещаете видеться с дочками?

– Конечно, нет. Я только за, чтобы были мама и папа.

– Что для вас значат дочери Саша и Маша?

– Когда родилась Сашка, 8 Марта, я не ожидала, что может быть кто-то или что-то любимей моей семьи работы. А здесь меня шарахнул этот самый материнский инстинкт. И тут я поняла, что дороже жизни вообще ничего нет. И, собственно говоря, подходя к рождению Маши, я уже была готова к тому, что буду наполнена еще большей любовью. Казалось бы, с двумя детьми мне эту любовь надо делить, ан нет, ты просто еще больше начинаешь чувствовать, что ты можешь любить еще больше.

– А когда родилась Маша, какие чувства испытали?

– Я осознала, что больше готова ко второму материнству.

– Как воспитываете дочек?

– По-разному (смеется). Часто они меня воспитывают. Мы учимся друг у друга.

– В чем это проявляется?

– Если Сашка спокойная очень, очень послушная, у нее присутствует гиперответственность перед мамой, хотя я никогда не повышала на нее голос, мы просто много разговариваем. Но детский психолог, работая с ней (ей нужна поддержка в подростковом возрасте), говорит, что у нее гиперответвенность передо мной. Больше всего ей не хочется, чтобы я огорчалась. А младшая, я считаю, тоже далеко пойдет. У нее такой мощный стержень внутренний. Просто сумасшедший. Она очень сильная. Она вырастет еще сильнее меня. Я хоть и маленькая, но очень сильная, так я считаю. Я ей недавно за столом говорю: «Маш, возьми правильно вилку». А она мне: «Ага, но сначала ты локти со стола убери!»

– Чем уже радуют?

– Своими успехами в учебе. Я за то, чтобы ребенок был занят всегда. Это не говорит о том, что я запрещаю им смотреть мультики, но у нас есть для этого специально отведенное время. И если их сравнивать со мной, когда я очень боялась, что мама пойдет в школу, а потом, вернувшись домой, будет меня ругать, тут я прихожу в школу и всегда получаю колоссальное удовольствие, потому что учителя хвалят моих девочек.

– Верите в любовь с первого взгляда?

– Конечно, только в нее и верю. Если этого не произошло с самого начала, то потом начинается какой-то прагматизм: здесь подходит, здесь не очень (смеется). Я следую своей интуиции.

Мужчина рядом

– Каким должен быть мужчина, который будет рядом с вами и вашими дочками и станет для них папой?

– У меня все в порядке (смеется). Но со мной очень тяжело. Я очень мучаю людей, которые находятся рядом со мной. Но и они как-то вот меня любят (смеется).

– А артист должен любить себя?

– У меня есть некоторая недооценка собственных сил, возможностей, внешности. Не сказать, что это комплекс, но она у меня есть.

– Свои клипы, концертные съемки смотрите? И почему?

– Я активно участвую в монтаже. Мне важно, чтобы все было сделано профессионально, харизматично, в рамках моего стиля. Без меня никак не обойтись. Режиссер — это прекрасно, но это не мое, это чужое видение. А я хочу показать свое. Песня и видео должны быть единым целым. Может это и неправильно, но это мой путь.

– В каких залах любите выступать?

– А без разницы. Я начинала с маленьких ресторанов. Мне тогда говорили, что, наверное, мне неприятно, когда я пою, а люди едят. А я отвечала, что заслуга артиста заключается в том, чтобы люди, когда ты поешь, перестали есть. Если они едят, значит, ты что-то не то делаешь.

МакSимФото: материалы пресс-служб

Источник: www.womanhit.ru