Знаменитости

Яна Гладких: «Партнеры — это как родители, ты их не выбираешь»

Звезда сериалов «Мачеха», «Небесный суд», «Чиновница» в эксклюзивном интервью WomanHit.ru рассказала о своем бегстве в буддийский монастырь, конфликтах на съемках и работе с мужем

Вообще-то Яна Гладких не собиралась становиться актрисой. Она готовилась к поступлению на юридический, но из-за боязни публичных выступлений решила попробовать себя в театральном кружке. И так затянуло, что роман с театром длится до сих пор.

— Яна, расскажите, какой у вас темперамент?

— Я бы назвала его взрывным. (Смеется.) Не знаю. Возможно, что другие люди охарактеризуют меня иначе. Но я очень темпераментный и импульсивный человек.

— Что не сможете простить любимому человеку?

— Это сложный вопрос. Любовь — это как раз про прощение. Многие перечисляют измены, различные поступки или предательство. Я же считаю, что «убить» можно просто — всего одним словом. Это как гвоздь, который ты забиваешь. Его всегда можно вынуть, но отверстие останется. Этот урок я вынесла ещё в своих первых серьезных отношениях в юности. Так что знаю только одно: нельзя забывать о маленьких вещах, из которых складывается что-то большое.

— Вы верующий человек?

— Не знаю. Возможно, я буду разбираться с этим вопросом всю свою жизнь.

— Просто вы как-то уезжали пожить в буддийский монастырь. Что вам это дало?

— Это был очень крутой опыт. Мне кажется, его стоит пройти всем вне зависимости от вероисповедания. Это было глубокое погружение в себя. У каждого из нас случается интоксикация негативными эмоциями, проблемами, и классно иметь возможность от этого отстраниться. Я думаю, что работа над своим внутренним миром и обретением гармонии — полезная практика.

— 5 ноября в онлайн-кинотеатре Kion стартовал сериал «Чиновница» режиссера Оксаны Карас, где у вас одна из ролей. Как попали в этот проект?

— Меня пригласила на пробы режиссер Оксана Карас, которая по совместительству является моей близкой подругой. Пробы прошли успешно, и я согласилась сниматься в проекте. К тому же собралась довольно крепкая команда (с оператором Сергеем Александровичем Мачильским я работала уже шесть раз), и сценарий мне понравился своей актуальной остросоциальностью.

— Сама роль чем-то заинтересовала?

— Роль интересная, она про одержимость любовью и о том, куда это приводит. Это сложный персонаж, именно этим он мне и понравился.

— Думаю, тема близкая для многих, вы ведь наверняка тоже сталкивались с чиновниками?

— Слава Богу, нет. От меня этот мир далек. Но я играю следователя. Кстати, получается так, что в проектах Оксаны я постоянно играю правоохранителей. Мы с ней смеемся, что меня пора уже позвать на другую роль, но она почему-то видит во мне этот потенциал.

— Получается, сюда вы попали по знакомству. А как складывается с другими новыми проектами?

— Тут нельзя сказать, что по знакомству. По знакомству — это когда тебя пригласили без проб, ты пришел и снялся. Тут немного другая ситуация. Я даже не знаю, как по знакомству можно попасть в кино. Это довольно мифическая вещь. Скорее, в обывательском представлении. Кино немножко по-другому устроено. Чтобы попасть туда, ты проходишь много этапов, утверждений: сначала режиссер, затем продюсеры, затем заказчики — и только потом ты попадаешь на съемочную площадку. У меня было всего несколько случаев, когда меня брали без проб.

«Партнерство – это всегда деликатность, это определенная культура общения на площадке»Фото: кадр из сериала «Чиновница»

— Все же это не совсем обывательское мнение, иногда режиссер видит на роль своего персонажа одного-единственного актера…

— Просто это звучит немного странно: «взяли по знакомству». (Смеется.)

— Вы сказали, что повезло с командой. Что за партнеры, чем были интересны?

— Там был фантастический набор артистов: Виктория Толстоганова, Максим Виторган, Алексей Агранович. Я со всеми с ними приятельствую. Это замечательные артисты, приятнейшие люди. С Артемом Быстровым мы учились в одном институте. Мы с ним дружим. Одно удовольствие было работать с такой командой.

— Вам удобнее или интереснее работать со звездными партнерами или с начинающими?

— Начинающий начинающему рознь. Как и звезда звезде, собственно говоря. Тут скорее стоит вопрос личностных отношений и профессионализма. Если человек сам по себе адекватный и профессионал, тогда с ним приятно работать. Это не имеет никакого отношения к тому, медийный он или нет. Профессионализм, несомненно, зависит от опыта, но он наживается. В общем, для меня в первую очередь важны человеческие качества.

— А какие человеческие качества неприемлемы для вас в вашем партнере?

— Партнерство — это всегда деликатность, это определенная культура общения на площадке. Когда вы делаете что-то вместо, то вместе все и придумываете, делаете друг другу предложения, какие-то замечания. И это можно делать по-разному. Но мне везет: я работаю с людьми, у которых высокое культурное воспитание.

— Вы хотите сказать, что вам всегда везло с партнерами?

— Да, всегда. Я, наверное, не припомню такой ситуации, когда мне было бы некомфортно, невозможно найти общий язык. Может, это и было лет пятнадцать назад, когда я начинала и только вступала в индустрию. Но сейчас во всех проектах, в которых я задействована, крепкие и классные команды.

— Вам сложно удержаться, когда коллега на площадке раздражает вас на физическом уровне?

— Это опять относится к вопросу профессионализма. Мое раздражение должно остаться при мне. Я вообще считаю невозможным демонстрировать или выказывать и проявлять свое раздражение. Это абсолютно неприемлемо. Если меня что-то смущает, что-то не клеится с партнером, что-то не получается, я могу поговорить с режиссером, обрисовать свои трудности, чтобы он помог нам преодолеть их. Не знаю, а чего раздражаться-то? (Смеется.) Партнеры — это как родители, ты их не выбираешь. Имеем то, что имеем.

— Но многие режиссеры считают, что именно раздражение и отвращение друг к другу эмоционально помогают вжиться в образ, создать роль.

— Есть режиссеры, которые таким образом работают. Есть артисты, которые черпают энергию в конфликте. Когда они не могут эмоционально раскачаться, разогнаться, то начинают напрягать обстановку на площадке, заводить всех. Черпать свое из энергии конфликта. Надо признать: да, это часто работает в кадре. Но с этим очень сложно сдюжить именно на площадке. Мне кажется, что это не совсем правильно, и это не мой путь как режиссера.

— Вы устаете на съемках?

— Ну да, это очень изнурительная работа.

— Физически или эмоционально?

— И так, и так. А когда я начала работать режиссером, поняла, что хотела бы снова стать актрисой. Конечно, бывают разные роли, и все зависит от объема, собственно, самой роли, от погодных условий, времени года, нужно ли голышом в озеро прыгать или нет. (Смеется.)

— Когда понимаете, что находитесь у рубикона усталости, как отдыхаете, как приходите в норму во время съемок?

— Обычно это бывает так: параллельно в работе несколько проектов. И у меня не бывает моментов, когда я отдыхаю. К тому же дома ждут двое маленьких детей. Сейчас такой период, когда об отдыхе, в принципе, не особо получается даже думать. (Смеется.) Сейчас, например, впервые за год мы уехали отдохнуть на две недели всей семьей. Я реально заставила себя вообще ничего не делать. По работе вообще никаких вопросов не решала, никуда не включалась. И как раз это — полное отключение от рабочей реальности — восстанавливает.

https://www.instagram.com/p/CVDGt-uvNxH/?utm_source=ig_embed&utm_campaign=loading

— Где побывали?

— Мы ездили в Арабские Эмираты. Там стояла жара 40 градусов. И когда через две недели температура опустилась до 30, мы начали ворчать, что прохладно и пора собираться домой. (Улыбается.) На отдыхе, конечно, было здорово.

— Писали, что со здоровьем второго ребенка были большие проблемы, удалось их решить?

— Да, у него был один из самых сложных пороков сердца при рождении. Но мы сделали операцию в Германии. Теперь все, слава Богу, хорошо. Сейчас проверяемся, растем. Степану как раз на отдыхе исполнилось два года.

— Вы на съемках. Супруг, Иван Ширшов, звукорежиссер — он тоже трудится в кинематографе, а детей Льва и Степана с кем оставляете?

— С бабушкой — моей мамой. У нее тоже периоды, скажем так, работы наступают. Мы сейчас входили в проект, где я режиссер, а Иван — звукорежиссер. Мы вместе ушли на два месяца в ежедневную работу. А ребята уже ходят в садик, поэтому нам проще справляться.

— Признайтесь, тяжело или легко, когда супруг в рабочей теме?

— С одной стороны, когда мы работаем в одном проекте, это очень тяжело, потому что у нас пропорционально накапливается усталость и общий баланс поддерживать сложно. А с другой — это очень круто. Потому что супруг мой соратник, с которым всегда можно поделиться нюансами какого-нибудь процесса. Он всегда поймет и поможет или предложит свой вариант. Иван тоже учился на режиссерском. Мы с ним там и познакомились.

Источник: www.womanhit.ru